Отправить письмо

 

<< Возврат в раздел «Избранное»

 
  «Операция «Золото ацтеков»

Эпизод 3:
Главная героиня романа Гали Легаре узнает из дневника Артуро о существовании «Толедского клада».

«….Толедо не удержать. Несмотря на обещания, подкрепления так и не дали. Зря я на это рассчитывал. Мышеловка вот-вот захлопнется. Говорить об организованном отступлении нет смысла. Придется с боем прорываться назад в Мадрид. Нечего и думать о том, чтобы захватить с собой груз «А» – это же 300 килограмм….
У Гали перехватило дыхание. В голове заработал компьютер:
– Итак, в одной унции 28 грамм. В килограмме примерно 35 унций. В 300 килограммах 10 500 унций. Стоимость унции на сегодняшний день равна около 500 долларов. Значит, стоимость клада составляет примерно пять миллионов. Неизвестно еще что представляют собой эти 48 предметов… – Гали вновь жадно принялась за чтение.
Спрятать его здесь – не удастся. Франкисты обыщут каждую пядь земли в крепости и просеют сквозь сито все, что от нее останется. Пока не поздно нужно утопить ящики в реке Тахо. Место запомню. Возьму с собой только двух надежных людей. Придется опять обращаться к помощи этого мясника Ривероса. Итак, завтра утром…».
– Значит, о местонахождении золота будут знать четверо: Артуро, Риверос и еще двое…
Взгляд Гали заскользил дальше по страницам рукописи, жадно отыскивая все, что касалась груза «А», как называл ящики c золотом Артуро. То, что именно эту историю желал поведать ей старый испанец, она уже не сомневалась, как и в том, что это не просто занимательная история о кладе в стиле романа Стивенсона «Остров сокровищ». Гали вспомнила фразу, сказанную Артуро во время их второй встречи «… в силу ряда обстоятельств мне пришлось быть участником многих интересных событий, а некоторые из них будут иметь продолжение в недалеком будущем». Тогда она не обратила на это особого внимания, но сейчас эти слова наполнились глубоким смыслом.
Гали в своем воображении проделала вместе с Артуро долгий и тревожный переход по подземному ходу из крепости Алькасар до подвала на площади Плаца Хуан де Мариана. Она настолько сопереживала с Артуро тяготы перехода, что ей на какое-то мгновение показалось, что в комнате стало невыносимо жарко, и стало трудно дышать. Свет от настольной лампы превратился в факел, осветивший, наконец, железный люк в потолке тоннеля.
«… маленький и жилистый Риверос первым легко пролез в отверстие люка. Он подал мне цепкую, как клешня, руку и через мгновение мы вместе стояли на гладком бетонном полу подвала.
– Обвязывай ящики и подавай их наверх – скомандовал он оставшемуся в тоннеле солдату. Эта процедура заняла совсем немного времени. Риверос зажег еще несколько факелов, предусмотрительно оставленных в помещении. Стало совсем светло и даже как-то уютно после долгого пребывания в старом полуобвалившемся подземном ходе. В подвале стоял запах цемента, пакеты которого были аккуратно уложены рядом с контейнером, заполненным водой. Там же лежала груда каких-то железных предметов, напоминающих увеличенные в размерах хирургические инструменты. Справа у дальней стены виднелась глубокая яма. Мне стало ясно, что Риверос действительно продумал все до мельчайших деталей. Как бы в подтверждение моей мысли вдалеке под землей раздался глухой взрыв. Риверос взглянул на часы и удовлетворенно улыбнулся.
– Ну вот, теперь уже никто не сможет сюда проникнуть через подземный ход. Сработал часовой механизм взрывчатки заложенной в начале тоннеля – разъяснил Риверос.
– Давайте быстро спустим ящики в яму и замуруем ее – добавил он.
Мы все дружно принялись за работу. Так хотелось поскорее выполнить эту тайную миссию и вновь оказаться на поверхности. Вдохнуть свежего воздуха, увидеть небо и солнце, хотя пребывание там наверху было куда более опасным…
Гали, стараясь не упустить ни малейшей детали, пытаясь проникнуть во внутренние переживания Артуро, продолжала напряженно читать рукопись. Она понимала, что история близка к развязке, исход которой она смутно предвидела, по привычке ставя себя на место участников секретной операции.
«… К счастью, солдат оказался бывшим строительным рабочим (а вероятнее всего, Риверос опять продемонстрировал свою предусмотрительность). Он взял на себя общее руководство бетонными работами. Вскоре все было закончено. Я решил для верности сделать отметку в том месте, где были замурованы ящики. Подойдя к железякам, я взял одну из них, напоминавшую каминную кочергу. Внезапно я понял назначение этих странных предметов. СИМ,*
*Servicia de Investigacion Militar - республиканская служба безопасности
очевидно, позаимствовало их из местного музея, где хранились орудия пыток инквизиции. Я брезгливо взял «кочергу» и поставил с ее помощью неприметный крест на еще не засохшем бетоне. Разглядев в стене выщерблины от пуль, мне стало ясно, почему пол был недавно зацементирован. Таким образом, мой крест имел и глубокое символическое значение. Я не верил ни в бога, ни в черта, и мне не было жалко фалангистов, расстрелянных в подвале. Но мне претили нечеловеческие средневековые пытки, которым подвергались испанцы – мои соплеменники. Да, ничего не может быть более жестоким, чем гражданская братоубийственная война...»
Гали в свое время, и особенно здесь во Франции, прочитала много книг о первых годах Советской власти и о гражданской войне в России. Жестокости, творимые с обеих сторон, поражали своей изощренностью. Сказки о справедливых «красных комиссарах» в советских изданиях и «благородных офицерах в белых перчатках» в эмигрантской литературе давно потеряли свою привлекательность и правдоподобность. Испанские зарисовки Артуро лишь подкрепляли известную Гали неприглядную истину.
«… Я нагнулся, чтобы рукой подправить изображение креста в цементе и в этот же самый момент раздался выстрел. В закрытом пространстве подвала он был просто оглушительным. По выработавшемуся на фронте рефлексу, я автоматически упал на пол, оказавшись защищенным стальным контейнером. Это и спасло мою жизнь. Тут же прозвучали еще два выстрела. Я увидел, как рядом со мной упал Перейро. Молодой солдат находился вне поля моей видимости, но я нисколько не сомневался, что третий выстрел негодяя предназначался ему…»
– Я так и думала! Боливар не может вынести двоих, а уж четверо для него - непосильная ноша, удовлетворенно прокомментировала Гали, радуясь за Артуро, которому удалось выйти невредимым в этом неожиданном поединке.
«…я быстро выхватил парабеллум и, вскочив, выпустил всю обойму в дергающееся тело «толедского карлика». На секунду возникла пугающая мысль, – а как я выйду из запертого подвала? Я быстро обшарил карманы Ривероса. Вздох облегчения – я нашел там ключ. Дорога к свободе была открыта…»
Гали, сопереживая разыгравшуюся драму в подвале, также облегченно вздохнула и продолжила чтение рукописи. Далее, в хронологическом порядке, со множеством волнующих эпизодов описывалась героическая оборона Мадрида, предательство командующего Центральным фронтом республиканцев полковника Касадо, открывшего дорогу на Мадрид. Фашисты вошли в город четырьмя колоннами. «Пятая колонна»* торжественно встретила передовые части генерала Франко криками «Победа!» и вскинутой высоко вверх правой руки – этим известным всему миру приветствием сторонников фашизма.
*С тех пор выражение «Пятая колонна» означает фашистское подполье, или тайную организацию противников режима.
К своей величайшей радости Гали прочитала следующие строки в конце истории с «толедским кладом», как она окрестила замурованные ящики в подвале:
«… я решил открыть тайну местонахождения толедского груза «А» только доктору Негрину, который унес секрет с собой в могилу. Генералу Орлову, руководившему отправкой основной части груза «А» в Москву, я сообщил, что утопил пять ящиков в реке Тахо. Могу поклясться, что он мне не поверил. Я разглядел мгновенно промелькнувшее недоверие в его холодных непроницаемых глазах и почувствовал скрытую враждебность, исходящую от этого сильного и опасного человека. С этого времени и до самого его таинственного исчезновения весной 1938 года из Барселоны я постоянно ощущал повышенное внимание агентов СИМ. Не думаю, что это было простым совпадением».
– Но где же указание на то, где спрятан клад? – не переставала задавать себе вопрос Гали.
 
 
 
<< Возврат в раздел «Избранное» Перейти к следующему эпизоду >>
 
     

© 2006 Boris Gromov